{English}
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: MorozVN, Preadator  
Форум » Основной раздел » Великая Отечественная Война 1941-1945 » Накануне войны (Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31)
Накануне войны
PreadatorДата: Вторник, 23.11.2010, 22:15 | Сообщение # 1
»»Moder««
Группа: Модераторы
Сообщений: 2741
Награды: 9
Статус: Offline
Достаточно интересный ресурс.
Но меня заинтересовал вот этот материал
http://www.hrono.ru/libris/lib_n/nakanune00.php#pre
Небольшая часть от туда.
Накануне войны
Материалы совещания высшего руководящего состава РККА

23-31 декабря 1940 г.
Понеделин П.Г., генерал-майор, начальник штаба Ленинградского военного округа

(Выступление по Докладу генерал-инспектора пехоты, генерал-лейтенанта Смирнова А. К. "Бой стрелковой дивизии в наступлении и обороне".)

Товарищ заместитель Народного комиссара обороны! Я хочу обратить Ваше внимание и внимание участников совещания на следующее обстоятельство:

Когда мы разбираем оборону тактическую и оперативную, мне кажется, что мы допускаем один общий грех. Грех этот заключается в том, что мы берем максимальное количество войск в то время, как жизнь заставит нас организовать оборону гораздо меньшим количеством.

Я думаю, что мы должны исходить из других средних норм.

В предложенной схеме т. Смирновым, я прежде всего не согласен с его 8-ю километрами на дивизию. Такой случай возможен, но этот случай все же будет частным.

По тем же соображениям я не совсем согласен и с генералом армии т. Тюленевым, который на 100 км. предназначает 12 — 15 дивизий. Случай тоже возможный, но случай не характерный, случай редкий.

Не поймите меня, что я против принципа глубокой обороны, что она должна быть эшелонированной. Нет. Я лишь против увлечений.

Что нам говорит история?

Она напоминает, что люди чаще всего ошибались именно на обороне. Взять хотя бы мировую войну. Вы помните: нигде русская старая армия не смогла собрать нужного количества войск. Брусиловский прорыв, наиболее светлое место в истории войны, но он не был развит из-за недостатка сил, т. к. нужные силы были прикованы к обороне на другие театры необъятной территории нашей родины.

Некоторые историки не без основания приходят к выводу, что одной из причин неуспеха немцев во время мировой войны является поправка — и существенная поправка к плану Шлиффена — на 2 или 3 корпуса, которые были отняты из ударной армии и переброшены на Восточный фронт, в интересах обороны. Но, наряду с этим, мы знаем и блестящие примеры решения этой задачи. Это — наша гражданская война. Классически было разрешено распределение сил по фронтам и по направлениям. Вы помните, наши руководители не боялись, идя на оголение целых больших пространств с тем, чтобы собрать нужные войска на нужном направлении фронта и в нужное время.

Поэтому делаю такой вывод: максимум внимания мы должны уделять выработке в себе умения организовывать оборону минимальными силами.

Я возражаю, например, против трех дивизий, к тому же одной танковой в резерве у командующего армией, по докладу т. Тюленева.

Недавно лишь я прочитал не весьма хорошую книгу французского писателя Анри Биду{245}. Наряду с другими вопросами автор указывает группировку французов перед их разгромом в последней войне. Оказывается они имели в каждой армии по 2 — 3 дивизии в резерве, оставив в общем 6-ю армию Кошона весьма слабую количественно. И вот что получилось. При быстром развитии событий, даже при 400-километровом фронте, они не смогли вовремя собрать свои дивизии к месту прорыва.

И лишь только во второй фазе борьбы на реке Сомма эти дивизии смогли принять участие и то не в полном количестве.

Так вот, товарищ Смирнов, будет вернее, если мы будем исходить не из 8 км на дивизию, а значительно больших размеров. 12 — 15 дивизий на фронте в 100 км будет также многовато. Это количество можно оправдать, если заведомо будем знать, что на данном направлении противник будет наступать, или когда посредством разведки уже установлена его сила и группировка. [322]

В этих условиях Ваше насыщение будет приемлемо, может быть придется его даже увеличить. Имея всего 8 км на дивизию, т. Смирнову не стоило большого труда построить оборону дивизии, состоящую из двух заборов и к ним боевого охранения.

По сути дела получаются две линии батальонов плюс боевое охранение. Боевое охранение по сравнению с прежней обороной более сильное. Такая форма обороны вполне возможна, но только как частный случай. Случай этот возможен еще и потому, как мы не шаблонеры и что обстановка бывает чрезвычайно разнообразной и каждый из нас обязан уметь обманывать противника. Такая схема может найти применение, но она не может служить в качестве принципиальной схемы.

Я сторонник схемы генерала армии т. Тюленева. Добавлю, что предполье по его схеме будет обороняться двумя батальонами из резерва дивизии. Борьба в предполье будет проходить по принципам маневренной обороны с максимальным использованием всех заграждений и препятствий.

В схеме т. Смирнова слабо выражена главная полоса обороны. Войска на ней у него распылены. Я возражаю против утверждения, что не следует иметь в обороне ярко выраженные опорные пункты. Главная полоса обороны должна быть сохранена как позвоночник обороны, причем в эту полосу должны быть назначены для борьбы основные силы. В противном случае оборона, особенно при построении заборами, может быть прорвана легко, часто она не будет в состоянии даже установить, что противник сосредоточил большие силы и что он идет на прорыв.

При прочной главной полосе другой разговор. В борьбе за главную полосу противник вынужден будет раскрыть все свои карты и обнаружить главное направление своих усилий. В этом случае армейскому командованию будет ясно, куда фиксировать свое внимание, куда постепенно стягивать силы для контрудара и как велика должна быть оказана помощь обороне ее стороны фронтового командования.

Главная полоса в том виде, как мы ее представляем, должна быть сохранена еще и потому, что она позволяет сосредоточить вокруг нее солидные препятствия, которые, как мы знаем, создаются с затратой большого труда и времени.

Я не говорю о препятствиях и сооружениях долговременного типа. Не только эти, но и препятствия полевого типа не удается создавать в весьма короткие сроки, особенно же когда их требуется большое количество. Поэтому концентрация препятствий на главной полосе имеет существенное значение. Возьмем к примеру мины. Оборона будет иметь их много, но несмотря на это их все же не окажется в таком количестве, которое позволило бы их разбрасывать на обширных площадях.

Тов. Смирнов своей схемой исключает контратаку, т. к. все батальоны его дивизий вытянуты в две линии. Контратака особенно в масштабе полка не всегда будет иметь место. Но практика, опыт и жизнь, боевая действительность недавнего прошлого особенно для тех, кто принимал участие в борьбе с белофиннами, подсказывает, что случаи контратак не исключены даже в масштабе полка, не говоря уже о масштабе дивизии. В положении командира дивизии мне приходилось осуществлять такие контратаки. Генерал-полковник т. Штерн помнит, что они удавались и приводили к блестящим результатам. В районе Витевари белофинны атаковали наш батальонный узел, захватили его силами до полка, но были выбиты. Мне потребовалось, оставив на других участках и направлениях только огневые средства, собрать всю живую силу и ею ликвидировать успех белофиннов.

Почему мы должны исключить такую возможность в будущем? Нельзя этого делать, т. Смирнов.

Я с Вами соглашаюсь в отношении изменения некоторых названий, касающихся боевых порядков. В обороне раньше мы имели сковывающие и ударные группы. Это, конечно, чепуха. Имеется главная полоса обороны, которую обороняют главные силы войск. Главная полоса обороны может и должна состоять из нескольких эшелонов. [323]

Устанавливая принципиальную схему, я сторонник того, чтобы главная полоса имела не менее двух эшелонов, причем количество батальонов в эшелонах может быть различным. В одних случаях полк, назначенный в главную полосу обороны будет иметь в первом эшелоне два батальона, во вторых — один батальон. Дивизия должна иметь не ударную группу, а резерв.

Тов. Смирнов правильно сказал, что для командира полка и дивизии расчетной единицей является батальон потому, что в батальоне наиболее гармонично и полно представлено все оружие пехоты. Наш батальон 1940 года обладает чрезвычайно большой огневой способностью. Если в 1929 году батальон давал в минуту 16.000 пуль, то сейчас он дает 35.000 пуль. Поэтому современный батальон в состоянии обороняться на 2 — 3 и 3 1/2 километрах по фронту при соответствующей глубине. Кроме того батальонные районы необязательно должны соприкасаться, как это раньше у нас было принято считать. Могут допускаться промежутки. Когда вы прикипите, то увидите, что наша дивизия может успешно обороняться на 10 — 12 и на 16 км. Я не беру особые случаи, когда дивизия не без успеха может обороняться на 30 — 40 километрах. 139 сд построила прочную оборону на фронте 30 километров, имея справа открытое пространство в 50 км и слева в 40 км. Дивизия прикрывала отдельное направление.

С. М. Буденный: Противник был перед Вами?

(Смех в зале)

[П. Г. Понеделин] Семь весьма подвижных батальонов.

Товарищ заместитель Народного комиссара, если исходить из этих наиболее жизненных и реальных для нас норм, то нужно иначе смотреть на армейскую оборонительную операцию и на вопрос о том, какое же количество дивизий должно быть у командарма в резерве.

Поэтому изложенные мною соображения должны быть как-то учтены, когда окончательно будут даваться указания по теме «Армейская оборонительная операция».

Несколько слов в отношении наступления. Во время недавней войны у нас очень часто раздавались жалобы на то, что на поле боя очень мало пехоты. Это обстоятельство толкнуло на ревизию наших боевых порядков в наступлении. Мы, группой, занялись этим вопросом и произвели подсчет. Подсчет привел к следующим выводам: в тех случаях, когда наш батальон наступает на фронте в 500 метров, для взвода, имеющего 40 с лишним человек, предоставляется полоса в 125 метров. Это при условии, когда два взвода в роте идут в первом эшелоне. Согласитесь, что большего пространства взводу и не потребуется. Так что пехоты достаточно в первом эшелоне и тот боевой порядок, который у нас был принят раньше и который армия освоила, мне кажется особых изъянов не имеет. Его нужно сохранить.

Но жалобы на недостаток пехоты все-таки были, причем жалобы проявлялись не перед боем, а после одного-двух боев.

(Голос из зала: Почему?).

[П. Г. Понеделин]: — Потери были.

В дивизии штыков 3 000 с небольшим. Достаточно потерять 1 500 — 2 000 штыков как всякая наступательная способность дивизии пропадает, иссякает. А такие потери на войне — обычное дело. Потеряв 1 500 — 2 000 штыков, дивизия может только обороняться, несмотря на то, что общий ее состав около 17 тыс. человек.

(Голос из президиума: Из войны делают разные опыты. У немцев были отделения 16 человек, оставалось 9, а у нас было 9, стало 14 и все мало).

[П. Г. Понеделин]: Я к этому выводу и подхожу. Мы тоже пытались выходить из положения на месте. Что мы делали? Из 18 пулеметов в батальоне, мы оставляем 6, остальные отправляют в обоз с тем, чтобы высвободившихся таким образом пулеметчиков использовать в качестве стрелков.
Чтобы не импровизировать в будущем, нужно предусмотреть это теперь же. За каждой дивизией нужно иметь запасной батальон, в корпусе должен быть полк. Война есть война, потери неизбежны и на это нужно смотреть открытыми глазами, а не ждать, когда невозможность наступления из-за потерь толкнет на это мероприятие во время самой войны. [324]

Старые названия боевых опорядков также нуждаются в поправках. Название ударная группа и сковывающая группа необходимо заменить. Эта терминология приводит к недоразумениям, т. к. ее понимают по-разному. Особенно неблагополучно обстоит дело с правильным пониманием термина «сковывающая». Приходилось не раз убеждаться, что под сковыванием понималось требование сидеть на месте, вести огонь, но не двигаться и не занимать с боем пункты в глубине обороны противника.

(Голос из президиума: Я говорил — активно сковывать противника). С. М. Буденный: Можно назвать первый боевой участок, второй боевой участок.

П. Г. Понеделин: Можно назвать так, это будет лучше, но можно подыскать и другую терминологию. Считаю также, что в роте не должно быть второго эшелона. Если уже один взвод остается сзади, то он составляет ротную поддержку. В батальоне, полку может быть второй эшелон. В дивизии за полками первого эшелона может быть только резерв.

Я, очевидно, прослушал, или т. Смирнов не сказал о том, кто управляет танками в наступлении, кому они подчиняются. Мне кажется, что мы ошибки не сделаем, если твердо скажем, что тяжелыми танками распоряжается командир дивизии, средними танками распоряжается командир полка и легкими танками, идущими с пехотой — командиры батальонов.

Последний вопрос с «Ч». Имеются споры: одни желают понимать под «Ч» начало артиллерийской подготовки; другие желали бы «Ч» связать с началом атаки танков.

Нужно твердо записать, что под «Ч» нужно понимать начало атаки пехоты, а все остальные рода войск исходят из этого положения.

РГВА, ф. 4, оп. 18, д. 60, л. 45 — 52.


 
Форум » Основной раздел » Великая Отечественная Война 1941-1945 » Накануне войны (Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright X&V - Liga RO © 2021